Особый порядок в уголовном деле — враг правосудия

Продолжаем серию публикаций про обвинительный уклон в российских судах и как с ним бороться. И сегодня поговорим про особый порядок уголовного судопроизводства.

Особый порядок — рассмотрение уголовного дела о преступлении, максимальное наказание за которое не превышает 10 лет лишения свободы, проводящееся без исследования доказательств по делу.

Особый порядок судебного разбирательства — это своеобразная сделка с правосудием, при которой подсудимый «облегчает» жизнь прокурору и судье. Дело рассмотрено, вынесен обвинительный приговор, при этом никто ничего не доказывал. По официальной статистике в особом порядке рассматривается от 60 до 70 процентов всех уголовных дел. Следователи и прокуроры, а в последнее время и лично председатель Верховного суда утверждают, что особый порядок — это показатель отсутствия обвинительного уклона, прекрасного качества работы следствия и прокуроров. Мы, конечно, знаем, что это не так и слепо пропаганде не верим.

Зачастую особый порядок — это прекрасная возможность для подсудимого облегчить свое наказание, поскорее избавиться от обязанности хождения в наши замечательные судебные инстанции. И в этом случае это безусловная польза для всех. Правосудие состоялось, государственные ресурсы сэкономлены, наказание смягчено.

Но также особый порядок — это один из главных врагов всех адвокатов, подсудимых и даже правосудия. И вот почему.

По преступлениям небольшой и средней тяжести подсудимый, понимая, что он не сядет, и не имея ни желания, ни сил тягаться с государственной машиной избирает особый порядок судебного разбирательства. Зачастую это происходит в условиях отсутствия каких бы то ни было доказательств виновности (помним, что доказательства и не исследуются) в условиях самооговора подсудимого или, что чаще, полного непонимания того, что вменяемые действия не образуют состава преступления. Если бы это были единичные случаи — не страшно. Но в сложившихся условиях такой выбор становится нормой. А это в свою очередь формирует судебную практику. И пусть уважаемый читатель не кидается в меня камнями, говоря, что у нас не англо-саксонская система права и судебная практика у нас не имеет значения. Имеет. Всегда следователи и прокуроры смотрят, были аналогичные дела или нет, чтобы сделать вывод — пройдет это дело или нет.

Постоянные читатели знают, что каждый свой вывод я всегда подтверждаю конкретной практикой для наглядности. Так будет и в этот раз.

Несколько лет назад обратилась ко мне М. с просьбой защищать ее сына А. , обвиняемого в вандализме (ст.214 УК РФ). Фабула дела: А. обвинялся в том, что изрисовал тамбур в пригородной электричке, чем причинил ущерб очень бедной ОАО «РЖД» на… 790 рублей. Именно во столько оценивались помывочные работы.

Дело расследовалось в Подольске Московской области, там же парня и судили. Не вдаваясь в теорию уголовного права можно сказать, что сам факт возбуждения дела вызывало недоумение.

Вандализм предполагает либо полное уничтожение имущества, либо необходимость ремонта. Помывочные работы ремонтом не являются, а значит и вандализма быть не может. Да и ущерб в 790 рублей, причиненный РЖД, как то уж очень тянул на малозначительность. Не было похоже на то, что бюджет этого маленького предприятия как то заметил такие убытки, хотя кто знает, может господин Якунин и огорчился сильно.

Любые попытки объяснить это дознавателю и прокурору разбивались об глухую стену непонимания. Дословно: «Мы много лет направляем такие дела в суд, они у нас проходят, а потому нам не интересны твои доводы».

При проверке практики выяснилось, что за последние несколько лет все дела о вандализме в Московской области рассматривались только в особом порядке, средний срок рассмотрения от возбуждения до приговора — два месяца (запомним эту цифру). Теперь понятно, почему дела «проходили», а прокурор с дознавателем меня слушать не хотели.

Особый порядок сформировал судебную практику по вандализму в Московской области. Дела, где не было состава преступления, на протяжении нескольких лет стабильно и бесперебойно «проходили» во всех судах, приговоры не обжаловали в связи с мизерным наказанием.

Посовещавшись с клиентом, приняли решение — идем до победного, плевать на «практику».

Далее были 13 (!) месяцев борьбы (вспоминаем цифру два), доказательств и попыток всех (в том числе и мирового судьи!) убедить подсудимого признать вину, избрать особый порядок и не усложнять никому жизнь. Не получилось.

Итак, спустя более года непрерывной борьбы, обвинительный приговор мирового судьи, «засиливание» приговора в Подольском городском суде, мы дошли до Президиума Московского областного суда. Признаюсь, надежды особой не было и дошли мы до Президиума только для того, чтобы знать, что боролись до конца.

И вот тут всех ждал сюрприз. Кассационным постановлением Президиума Московского областного суда отменяются все предыдущие решения и подсудимого А. оправдывают в связи с отсутствием состава преступления.

То есть многолетняя практика особых порядков по вандализму в Московской области была если не сломана, то хотя бы преодолена по одному конкретному делу.

Итак, вместо нормального рассмотрения дела за 2-3 месяца, мы потратили более года на то, чтобы объяснить представителям государственной машины, что они не правы. И только потому, что «всегда такие дела проходили». Такая ситуация стала возможной потому и только потому, что особый порядок сформировал неправильную и незаконную судебную практику.

Думаете кассационное постановление Мособлсуда что-то изменило? Конечно, нет! Одно дело против тысяч за несколько лет не может поломать судебную практику. Однако, общаясь с дознавателем через пол года после всех этих событий узнал, что полиция получила негласное указание от прокурора возбуждать дела при аналогичных обстоятельствах только при признании фигурантом вины и безусловной готовности избрать особый порядок. Что ж, хоть какой-то результат.

Адвокат Иван Манюкин.

One Reply to “Особый порядок в уголовном деле — враг правосудия”

  1. Pingback: Прокурорам будет сложнее манипулировать статистикой | Будни Адвоката

Добавить комментарий