Что делать, если сотрудники полиции подкинули оружие. Часть 3. Дознание. Финал

На случай, если вы пропустили: в первых двух частях говорилось, что жертвой произвола в виде подкинутого оружия может стать каждый — был бы заказчик и связи у заказчика, а также что необходимо делать (точнее не делать), чтобы не позволить операм сфальсифицировать доказательства совершения преступления.

Если на первых этапах всё было сделано правильно, то при знакомстве с дознавателем у задержанного и его адвоката имеется ряд серьезных козырей, которые необходимо правильно разыграть именно в самом начале расследования дела. Именно так и было в деле моего клиента.

Получив информацию от оперов, что задержанный «встал в позу и не будет ничего признавать», а адвокат активно «умничает», дежурный дознаватель принял единственное для него (дознавателя) правильное решение — возбудил уголовное дело не в отношении лица, а по факту обнаружения пистолета в автомобиле.

Действующее уголовно-процессуальное законодательство позволяет выносить два вида постановления о возбуждении уголовного дела — в отношении лица и по факту. В первом случае уголовное преследование осуществляется с момента возбуждения дела, применяется в случаях, когда у дознавателя (следователя) нет сомнений в виновности задержанного лица. Во втором случае — лицо, совершившее преступление, не известно, либо у дознавателя (следователя) есть большие сомнения относительно судебных перспектив дела.

Принципиально важен первый допрос. На первоначальные объяснения у оперов, конечно, тоже смотрят, но доказательством они не являются. Вооружившись моими инструкциями, клиент твердо стоял на своем — ствол не мой, никогда к нему не притрагивался, готов сотрудничать с полицией. По поводу сотрудничества надо пояснить дополнительно. Помимо всех стандартных фраз об участии в следственных действиях, даче показаний и прочее, было сказано «готов предоставить образцы генетического материала для сравнительного исследования в случае обнаружения соответствующих следов на оружии«.

И вот тут у дознавателя случился первый мини-ступор. В материале, составленном операми уже лежал рапорт о безмотивном отказе от дачи образцов. Во второй части я уже писал, что возможность появления такого рапорта велика. Так оно и оказалось. А потому:

Одно из главных правил в работе адвоката — если ты знаешь, что в деле теоретически может появиться документ, ухудшающий положение клиента, прими меры для нейтрализации этого документа на самом раннем этапе.

В чем важность этой фразы? Не указав этого, из материалов дела следовало бы, что задержанный возможно что-то скрывает, а значит веры нет ему вообще и, как следствие, он врет во всем. Значит преступник, значит дело в суд. При наличии этой фразы получалось, что задержанный ничего не скрывает, готов сотрудничать, просто опасается за свою судьбу, с рапортом оперов ознакомиться не мог в силу закона, а значит говорит правду. А опера в своем рапорте врут.

Потожировые следы на пистолете не содержат генетической информации.  Тем не менее, полицейские часто требуют предоставить образцы (слюну)  для проведения генетической экспертизы.
Потожировые следы на пистолете не содержат генетической информации. Тем не менее, полицейские часто требуют предоставить образцы (слюну) для проведения генетической экспертизы

Итак, показания даны, следующим действием ожидаются очные ставки с сотрудниками ДПС, «случайно» обнаружившими ствол. Этой части, признаться честно, я ожидал весь вечер, но… ДПС уехали по своим делам и возвращаться не собираются!

Клиенты могут говорить правду, а могут врать. От этого не застрахован ни один адвокат. Но когда ты знаешь, как работает система, то распознаешь ложь лучше детектора. Палочную систему никто не отменял. И «палку» должен отрабатывать до победного финала (предъявление обвинения и избрания меры пресечения) тот, кто это «палку» выявил и за кем она будет зачислена по статистическим учётам. Если этого не происходит и «сделавшие палку» не отрабатывают ее до конца (в нашем случае ДПС) то либо случилось ЧП и вызвали для усиления, либо у конкретных сотрудников есть страх участия в следственных действиях. ЧП в тот вечер не было, по округу была тишина, а вот ДПСники сбежали, как крысы с тонущего корабля. И если до этого момента у меня было примерно 1-2% сомнений относительно версии моего клиента, то теперь всё встало на свои места — заказ. Дальнейшие события это подтвердили.

Дознаватель объявил, что сейчас формально уведомит моего клиента о подозрении, также формально проведет допрос в качестве подозреваемого и… закроет на двое суток в изолятор временного содержания (а потом отпустит) ибо это указание руководства. Это в мои планы не входило, а потому клиента я из кабинета выгнал (незачем гражданским людям слушать, как адвокат разговаривает на русском-матерном-милицейском языке, психика целее будет) и стал читать товарищу старшему лейтенанту полиции лекцию о том, что:
-закрыть человека на двое суток и не выйти в суд с ходатайством об аресте — это коррупция (такова позиция прокуратуры в тех местах, где разворачивались события)
-пока у него еще есть шанс не вешать на себя реабилитацию
-опера, как обычно врут, говоря, что есть информация о совершенных иных преступлениях
-и самое главное, что отвечать за всё это будет он — дознаватель, так как подпись будет его.

Далее было много скучных споров о формировании статистической отчетности по уголовным делам в прокуратуре и полиции, о направлении статистических карточек, о порядке признания права на реабилитацию и прочих занудных юридических вещах, которые имели значение для дальнейшего разрешения дела.

Во всем этом принципиально важно, что я не блефовал и действительно знал, о чем говорил. Ну а свой главный козырь — бегство сотрудников ДПС и порядок обнаружения ствола (вспоминаем первую часть про незаконный досмотр) я оставил напоследок и сообщил дознавателю как и со ссылками на какие законы и приказы МВД я этих доблестных «продавцов полосатых палочек» буду пытать на очных ставках.

То ли я был убедителен, то ли дознаватель смекнул, что дело пахнет керосином, но после полуторачасового доклада руководству было принято противоположное решение — никакого допроса подозреваемого и обязательство о явке (а это даже не мера пресечения, никаких ограничений на человека не накладывает).

Итог: клиент поехал домой свидетелем, а я, без ложной скромности, победителем. Далее было 6 месяцев расследования заведомо гиблого дела, проведено множество экспертиз, половина дела была забита моими ходатайствами и жалобами, а также протоколами допроса моих свидетелей.

Следов пороха, как и ожидалось, обнаружено не было. Пальцев и биологических следов на пистолете тоже не обнаружено, и это не удивительно — те, кто подбрасывал, тоже не дураки. А мне это только на пользу. Полное отсутствие следов (даже потожировых выделений, не пригодных к экспертизе), дополнительно доказывало невиновность моего клиента, о чем, естественно, я указал дознавателю письменно.

ДПСники от очных ставок уклонились. Как мне потом в беседе признался дознаватель — испугались, а ему (дознавателю) после наведения справок о порядке первоначального досмотра автомобиля стало понятно, чего именно они испугались. На те вопросы, которые я планировал им задать, невозможно было ответить, не сознавшись в собственных нарушениях закона. Через полгода дело приостановили в связи с тем, что не смогли установить лицо, подлежащее привлечению к ответственности, и благополучно скинули в архив, получив от меня обещание отстать от несчастных «продавцов полосатых палочек».

Дело окончено, клиент доволен, а в округе, где развернулись эти события, дознаватели и следователи стали внимательнее относиться к «палкам», которые собирают ДПСники.

Залогом успеха в этом деле были откровенные ляпы оперов и ДПСников при сборе материала, у дознавателя просто не осталось пространства для маневра; стойкость клиента, занявшего непримиримую позицию с самого начала; и знания адвоката как использовать ляпы полицейских и внутренние правила работы системы на благо клиента.

Всё прочитанное вами выше не есть алгоритм действия, так как каждое дело индивидуально и малейшая деталь может поменять план действий кардинально. Главное здесь другое. Даже если при вас или в вашем автомобиле обнаружили запрещенный предмет, нельзя опускать руки. Особенно, если вы не виновны. Главное — не делайте глупостей, не доказывайте свою невиновность, не спорьте с полицией и не верьте им, а вызывайте надежного человека, который сможет всю эту ситуацию разобрать по косточкам и доказать вашу невиновность.

Адвокат Иван Манюкин.

Добавить комментарий