А судьи кто? Портрет «среднего» судьи в России

Институтом проблем правоприменения при Европейском университете Санкт-Петербурга на основе опроса более 2000 судей, а также данных судейских квалифколлегий за 2014–2015 годы составлен портрет современного российского судьи. Картина получилась малопривлекательной и тревожной.

Типичный кандидат на должность судьи проходит следующую карьерную лестницу: сразу после ВУЗа — работа в судебной системе, постепенное продвижение к судейской должности и достижение ее по прошествии 9–10 лет работы в аппарате суда. Почти 2/3 соискателей на должность судьи (65,5%) проходят именно такой путь, постепенно формируя образ мышления не независимого первоклассного юриста практика, а заурядного исполнительного бюрократа без личного мнения и убеждений.

Для 48,5% кандидатов на должность судьи опыт работы в аппарате суда является единственным, еще 17% имели опыт другой работы, но дольше всего проработали в аппарате суда. На втором месте по частоте после аппаратного опыта является опыт работы в прокуратуре – 12%, далее следует опыт работы в негосударственном секторе (бизнес, преподавание) – 11%. Адвокаты в этом списке занимают крайне небольшое количество, граничащее со статистической погрешностью.

Исследователи вывели важный, по их мнению, для судьи показатель – «хорошее образование». Это образование, полученное в классическом государственном университете или специализированном юридическом вузе, в головном вузе (не в филиале) на дневной форме обучения. Критерию «хорошее образование» в выборке отвечает биография только 32% судей. Остальные обучались либо в гуманитарных или ведомственных вузах, либо в филиале вуза, либо, с большой вероятностью, получали высшее юридическое образование заочно.

Анализ заключений ККС показывает также, что наиболее типичная характеристика кандидата в судьи следующая: «пользуется уважением в коллективе; зарекомендовал(а) себя как грамотный, исполнительный работник». Таким образом, внутри аппарата суда назначение помощника в судьи скорее является рутинным повышением по службе, продолжающим обычную прямую карьерную линию.

Сокращается как количество претендентов на судейские должности, так и их разнообразие. Сегодня две трети кандидатов получали профессиональный опыт в аппарате суда, имеют, как правило, «не слишком качественное образование», и лишь треть способна продемонстрировать высокий уровень знаний на квалификационном экзамене.

Решающую роль в получении рекомендации ККС играет наличие ходатайства председателя того суда, куда происходит назначение, тогда как прочие социальные характеристики практически не влияют на получение рекомендаций. Фактически это означает, что функция принятия решения об отборе судейских кадров смещена на уровень председателей судов и лишь в редких случаях ККС проявляет самостоятельность, делают вывод исследователи. Соискатели, о назначении на должность которых ходатайствовал председатель соответствующего суда, получают рекомендации на должность в 96% случаев. Напротив, 63% тех, кого не поддержал председатель суда, рекомендации не получают.

Преимущество в преодолении фильтра квалифколлегии устойчиво имеют опять-таки кандидаты с опытом работы в аппарате суда или в прокуратуре. Шанс получить рекомендацию для кандидатов из полиции и государственных органов – 50%, из негосударственного сектора – «ниже среднего».

Идеальным кандидатом в судьи в итоге стал не независимый и авторитетный специалист в соответствующей области права, достигший высот на своей юридической должности вне суда, а исполнительный и трудолюбивый аппаратный сотрудник, то есть клерк, способный качественно подшивать дела, составлять опись и направлять извещения, с атрофированными аналитическими способностями.

На этом фоне крайне знаковыми являются два события, на первый взгляд не связанных с приведенным исследованием.

Первое — в начале октября Совет Федерации объявил конкурс на замещение трех вакантных должностей членов Высшей квалификационной коллегии судей РФ – представителей общественности.

На эти места могут претендовать обладатели юридических дипломов старше 35 лет, «не совершившие порочащих их поступков» и не являющиеся чиновниками или руководителями компаний любой формы собственности, нотариусами и адвокатами. Таким образом, уже на стадии отбора кандидатов отсекают тех, кто имеет колоссальный практический опыт юридической работы.

И второе событие. На днях в Конституционном суде РФ Михаил Барщевский высказывая мнение по одному из дел заявил:

– Я очень хорошо помню судей судов общей юрисдикции, которые после войны сели в судейское кресло по партийному призыву. Такой был, если помните. Они были очень толковые, очень справедливые люди. Но совершенно безграмотные.

Михаил Барщевский

Своим выступлением Михаил Юрьевич, возможно, сам того не подозревая, фактически затронул проблему формирования судейского корпуса. Нынешние судьи могут быть «очень толковыми», трудолюбивыми и выносливыми к бумажной работе, а главное лояльными к председателю суда (вспоминаем про 96%), но лично мне бы хотелось, чтобы правосудие отправлялось не лояльным бюрократом, а независимым Судьей, имеющим опыт юридической работы, а не подшивания дел и рассылки повесток.

Адвокат Иван Манюкин

Добавить комментарий