Председатель Мосгорсуда признала обвинительный уклон. И сама этого не заметила.

Сегодня, 26 декабря 2018 года, без всяких сомнений, знаковый день для всей уголовно-правовой системы Москвы. Председатель Московского городского суда в интервью «Интерфаксу» фактически признала наличие обвинительного уклона в московских судах, расписалась в безграмотности и зависимости от следствия и прокуратуры подчиненных судей. Нет, вы не увидите покаяния в этом интервью. Ольга Александровна, судя по всему, сама еще не поняла весь глубинный смысл сказанных ей слов. 

Итак, вот цитата по «Интерфакс»:

— За первые 6 месяцев действия этого закона в районные суды Москвы поступило 20 таких дел. И по 11 из них уже состоялись вердикты. Сразу отмечу, что, по сути, каждый второй вердикт — оправдательный. Причем в 4 случаях из 6 присяжные были единодушны в своем решении о невиновности. О чем это говорит? Безусловно, о сильной работе стороны защиты, но и низком качестве сбора и представления доказательств стороной обвинения. Следователи, увы, разучились собирать и анализировать доказательства. Можно долго рассуждать об особенностях рассмотрения уголовных дел с присяжными, но все должны понимать, что присяжные – это простые люди, которые далеки от юриспруденции, они принимают решение сердцем, исходя из того, что увидели в судебном заседании.

А теперь разберем слова председателя МГС Ольги Егоровой и покажем, что они означают на самом деле.

Полгода районные суды слушают дела с участием присяжных заседателей. Слушают эти дела те же самые судьи, что работали в районных судах до введения суда присяжных. Это те же самые судьи, которые не выносили или почти не выносили оправдательных приговоров. Это те же самые судьи, которые кидали в СИЗО подследственных и продлевали им сроки стражи. В том числе по тем делам, по которым в последствии состоялись оправдательные приговоры. Это те же самые судьи, которые при избрании меры пресечения «проверяли» доказательства причастности обвиняемых. И, что самое главное, это те же самые судьи, которые до 1 июня 2018 года рассматривали дела тех же самых следователей, которые «разучились собирать и анализировать доказательства».

То есть до 1 июня 2018 года для этих судей работа следователей и прокуроров была нормальной, доказательства были надлежащим образом собраны и проанализированы. А после этой даты по не известной причине  доказательства стали так себе, следователи не очень, да и прокуроры какие-то вялые.

Теперь обратимся к словам Ольги Егоровой о защитниках. Возможно, я открою большую тайну для председателя МГС, но состав, количество и качество адвокатов с 1 июня не изменились. Те, кто работал по уголовным делам до этой даты, продолжили работать и после. И вот еще одна тайна — качество работы и старание адвоката не зависят от того, выступает он перед судьей или перед присяжными. Эти параметры одинаковы. Никто не производил замену содержимого черепных коробок адвокатов в ночь на 1 июня 2018 года. А значит, мы, адвокаты, как работали сильно, так и продолжаем это делать.

Итак, следователи, прокуроры и адвокаты с 1 июня 2018 года остались прежними. И судьи остались прежними. Откуда же произошел такой громадный скачок оправдательных приговоров? 

Как сказала Ольга Егорова, «присяжные – это простые люди, которые далеки от юриспруденции, они принимают решение сердцем, исходя из того, что увидели в судебном заседании». Перевожу на русский язык:

-присяжные — это простые люди, которые не знают фразу «суд критически относится к доказательствам защиты, так как они не согласуются со всеми остальными доказательствами (обвинения) по делу». Они оценивают все доказательства.
-«удаленность от юриспруденции» — это удаленность от неформального влияния прокурора и органов исполнительной власти на принятие решения по делу.
И самое главное — принятие решение исходя из увиденного в судебном заседании. Именно так и никак иначе должен поступать каждый судья. Принимать решение только на основании исследованного в ходе судебного заседания. Говоря, что присяжные поступают таким образом, Егорова фактически расписалась в том, судьи руководствуются какими-то другими мотивами. А раз так, то грош цена таким судьям.

А теперь, госпожа Егорова, хотелось бы обратиться лично к Вам, хотя Вы, скорее всего, эти строки не прочитаете. 

Это под Вашим руководством Московским городским судом количество оправдательных приговоров в Москве стремилось к нулю. Это Ваши судьи, рассматривая дела в апелляционной инстанции, «силили» весь вал обвинительных приговоров, выносимых районными судами. Это Вы лично, как председатель Президиума МГС, «силили» многочисленные обвинительные приговоры, рассматриваемые в кассационной инстанции. Это Ваши судьи под Вашим руководством придумали новую практику. Понимая, что по делу не возможно вынести обвинительный приговор, они направляли дела прокурору для дополнительного расследования, обрекая таким способом подследственных еще много лет доказывать очевидное — свою невиновность. 

А защитники как были сильные, так и остались. Здесь Вы правы. А вот про следователей и прокуроров Вы ошиблись. Среди них очень много классных спецов. Просто они, также как и Ваши судьи, находятся под влиянием обвинительного уклона.

Адвокат Иван Манюкин.

One Reply to “Председатель Мосгорсуда признала обвинительный уклон. И сама этого не заметила.”

  1. А как же председательствующий с напутственным словом и государственное обвинение?

Добавить комментарий